Все алфавиты | На главную | Язык Арахау | Проза и стихи | Грамматология и графология | Прогнозы и гадание | Фото и графика | Новости сайта

Яфетический дрейф. Арахау: 1995-2008 гг.

Ретроспектива развития Арахау, как метафора расставания с индоевропейской традицией лингвоконструирования

 

Арахау начал формироваться в 1995 году, когда были заложены основные принципы нового искусственного языка: агглютинация и морфологическая монофонемность полисинтетизм, активный строй и фонемозначимый и этимологически прозрачный характер грамматики, ультракомпактность речевого потока. Любопытно, что за 12 лет эти принципы не претерпели существенных изменений. Начальные условия, как говорят математики при решении дифференциального уравнения, остались стабильными. Однако сама грамматика постепенно совершенствовалась и к 2007 году была дополнена и доработана. В 2007 году был составлен Арахау-русский словарь на 600 слов.

 

Первая страница рукописи об АрахауПервым шагом на пути создания Арахау явился конланг Durlaa. Принцип его структуры, скорее, из разряда тайных языков: каждая согласная русского языка заменяется гласной и наоборот.

 

Грамматика Арахау поначалу следовала общим принципам индоевропейской традиции. Три времени глагола, два числа существительного и 6 падежей: родительный (-g-), дательный (-t-), винительный (-*m-)[1], творительный (-*j-) и предложный (-*d-). Местоимения имели три лица: я (t-), ты (s-), он (*r-) плюс возвратительная частица сам/себя/себе (-k). Женский род маркировался согласной -j.

Отличие от большинства других искусственных языков – в изначальном гиперсинтетизме. Т.е. в предложении части речи стремились максимально прилепиться вокруг глагола. Для устранения многозначности был введен жесткий порядок слов в предложении по типу SVO (глагол помещается строго между субъектом и объектом). Это дает право называть Арахау вербоцентричным языком.

Изначально Арахау использовал расширенную родовую парадигму, известную в лингвистике, как именные классы – каждая гласная (в том числе и дифтонги, являющиеся отдельными вокалическими элементами) обозначала принадлежность имени к классу людей (a), животных (u), растений (i), камней (ai), абстрактных вещей (ei), имен (o) и т.д.

Помимо того, что «атомарные» слова в Арахау состоят всего из одной гласной (монофонемный характер словостроения), каждая буква алфавита приобретает определенное значение. При этом согласные несут более сложную грамматическую нагрузку и принимают несколько толкований в зависимости от того, находится она в начале, конце или середине слова. Такой принцип языка называют фонемозначным.

Не совсем обычно обозначение множественного числа – через удвоение гласных: ta – я, taa – мы (если речь идет о людях). Иногда множественное число образовывало самостоятельные понятия: fa – дом, faa – город (<дома). Сравните в русском: грязь и грязи, схватка и схватки, лес и лесá.

Аналогичный принцип образования плюратива известен афразийским языкам.

В Библии Господь говорит:

»И не будешь ты больше называться Аврамом; но будет тебе имя Авраам; ибо Я сделаю тебя отцом множества народов... Сару, жену твою, не называй Сарою; но да будет имя ей: Сарра». (Быт. 17:5,15).

При множественном числе раньше допускалось и удвоение согласных, если корневая гласная состояла из дифтонга (*oakkoe – буквы, *oakoe – алфавит, письмо, буква). Дифтонгиальные моновокалические слова (типа oa, oe, ai) множественного числа не имели.

Значительно позже в обиход были введены  трифтонги (лабиальный дифтонги) для особого выражения плюратива: uoa – черные, uai – камни, uoazoe – буквы, алфавит. Геминация согласных для маркировки множественного числа в настоящий момент сохранилась в местоимениях для пущей компактности: tt- – мы, ss- – вы. Удвоение гласных в глаголе получило значение длительности (иногда это – давно прошедшая категория).

Еще одна любопытная уловка. Три времени глагола раньше различались в Арахау местом ударения в слове. В этом случае можно сказать, что ударение носило времяразличительный характер. В большинстве языков известно только смыслоразличительное ударение (в русском: сóрок и сорóк, зáмок и замóк). Настоящее время маркировалось ударением, падающим на первый слог, прошедшее – на последний, будущее – на второй (либо посредством префикса/инфикса *j-). Кроме того, ранее существовал формант вербализации -*v, превращающий имя в глагол.

Примеры:

*oharda – нога;

*ohardav – ходить;

*róhardav – хожу;

*rohardáv – ходил;

*rohárdav (*rojhardav) – будет ходить.

В современном варианте Арахау – двоичный принцип формирования грамматических противопоставлений. Сохранилось всего два «глубоких» (беспредложных) падежа: дательно-творительный (-t-) и родительно-винительный (-g-). тенденция такова, что уже сейчас можно говорить о трансформации этих падежей в транслатив (превратительный) и поссесив (прилагательный).

Опрощению подверглась темпоральная система, которая разграничивает теперь только реальное и ирреальное (предположительное, прошедшее-будущее) времена. Последнее как раз таки и маркируется специфическим «ударением», часто воспринимаемое, как квази-тон (перелом голоса, напряженность гласной, абруптивность или фарингализация). Есть основания считать эти две категории точным и неуверенным временами. Сравните: es – делает, és – возможно делал или будет делать.

Опрощение временных характеристик повлекло появление развернутой системы аспектов (глагольных видов). Появилось сослагательное наклонение на -v- и императив на h- (есть основания считать это наклонение экспрессивом, поскольку им маркируется не только повеление, но и обращение, крик и любое восклицание). Как наклонение можно считать интеррогатив (вопросоительную форму предложения) на r-.

Три лица старой модели глагола превратились в два. Утрачено было третье лицо (он, она, оно, они), которое объединилось со вторым. Можно говорить, что в Арахау есть собственное (ближнее) лицо и постороннее (дальнее). Были попытки передавать третье лицо при помощи указательного местоимения ho- (это, этот, тот...). Однако в самое последнее время принято говорить о третьем лице, как криптотипе (скрытой категории). Если глагол никак не маркируется, то этот нулевой показатель, дескать, и является третьим лицом: øesø=es (он делает его).

 

Образование слов в Арахау строилось по двум схемам: методом условностей и заимствованием.

Условности заключались в том, что:

а. Все гласные алфавита обозначали определенные имена существительные, а согласные – грамматические показатели, уточняющие значения слов.

б. Вводились специальные таблицы, как наглядный пример натурфилософского характера языка Арахау. Эта система в поздний период оказалась наиболее продуктивной. Сначала появилась соматическая таблица, где каждой части человеческого тела присваивался консонантный кластер rC: rf – левая рука, rk – левая нога и т.д. Более позднего происхождения лицевая таблица, классифицирующая обозначения частей человеческого лица через консонантный кластер Cr: kr – шея, fr – глаз...

Здесь характерна стержневая роль, признанная за звуком r. Помимо вспомогательной роли этот консонант служил маркером продуцирования сложных понятий (однако сам по себе этот звук в отличие от других согласных звуков Арахау ничего не значил): o – имя, or – наречение, обряд.

Помимо r в арахау существовали другие «немые» звуки: h, n, m, s, которые были изъяты из обращения и служили для передачи параграмматических категорий. Звуки h, n являлись протетическими (первый вставлялся на месте нечетных, а второй – четных зияний). Звук -s характеризовал глагол.

В Арахау позднего периода произошла семантизация «немых согласных: -r- стал обозначать налог предлога «для», а его усиленный коррелят -rr- – подобие (предлог «как/словно»); h- – двойственность, императив и указательное местоимение «это»; n, m – важные форманты «градации жизненной силы» (аn – старик, аm – юноша).

На раннем этапе основная словарная база Арахау формировалась довольно сложным методом заимствований. Таким образом, Арахау поначалу строился не как априорный, а как смешанный язык априорно-апостериорного типа. Например, из слов естественных языков брались только гласные, которые поочередно разбивались  h и n таким образом – VhVnVhVn... Эту цепочку завершала буква r, называемая еще радикалом, за которой писались уточняющие форманты, своего рода детерминативы. Они объясняли, к чему относится сей предмет. Например, слово гОлОвА в Арахау получало название *ohonarba, где *оhona – корень, *b – детерминатив головы, a – класс людей. Слово рОт преобразовывалось в *orba, а крОвь – в *orgahünau, где *g – детерминатив внутренних органов, ü – класс жидкостей, au – класс красного цвета и крови в частности.

Таким же образом было образовано и название нового языка. Arahau разбивается на элементы а – йАзЫк (сокращенный вариант корня А, полный – *Ahy), вторая а – класс людей, au – класс красного цвета и крови. так что полный вариант языка произносился не совсем благозвучно – *Ahyranau или даже *Ahyrganau.

Метод заимствований напоминал систему криптографии.

 

Глаголы формировались из 9 супервербальных формантов при помощи -s: es – делать, is – иметь, us – быть, os – чувствовать, as – думать, aus – хотеть, ais – мочь, ous – нуждаться, ois – давать. Модальность и аффективы не отделялись от собственно самих глаголов.

Причастия имели вид rVs: *res – делающий, *ris – имеющий и т.д.

В новой моделе Арахау причастия утрачены, а образования типа rVs получили значения «новых глаголов» позитивной версии. Позже эта конструкцией была дополнена негативной версией rVls: us – быть, rus – существовать, uls – есть...

Появился в недавнее время прием номинализации глаголов. Сравните: es - делает; ese - дело (работа)

Изначально в Арахау существовала четрехчленная система залоговых префиксов, элементы которой противопоставлялись по активности-пассивности и одушевленности-неодушевленности. Префиксы актива *ke->k- (»тот, кто») и пассива *pe->*p- (»то, чего»); *ge->g- (»то, что»).

Отсюда происходит древнее слово, оставшееся в современном словаре *pepa в значении «дом» (буквально «то, внутри чего человек»).

Позже префиксы стали одноконсонантными. Существовал и четвертый префикс *be->*b- (»тот, кого»), который быстро вышел из употребления, а префикс p- стал обозначать объединенный пассив (одушевленных и неодушевленных имен). Продуктивен еще один префикс – так называемое имя места *fe->f- (»там, где»). В нилотских языках есть нечто похожее.

Есть основания считать залоговые префиксы номинализаторами, или  квази-причастиями. Сравните: kes – «тот, кто делает» = «делающий» = «мастер». Залоговые префиксы, также как «а» (класс людей) и «о» (класс имен) играют важную роль в словообразовании: gas – знание (то, что знают), kas – знаток (тот, кто знает).

Прилагательное – разговор особый. В настоящий момент эта часть речи, как и в америндских языках, составляет весьма ограниченный набор слов. Прилагательное и существительное составляют нечленимый комплекс: az – большой человек, ad – маленький человек, an – старый человек, am – молодой человек, na – быстрый человек, af – мертвый человек. Консонантные форманты в этом случае выглядят, как прилагательные падежи. Хотя возможны и абстрактные конструкции, которые передаются через указательное местоимение hoz «нечто маленькое».

Прилагательное, как самостоятельная часть речи в современной модификации Арахау не выделяется. Однако ранее оно в начальном варианте маркировалось постфиксом -*b: *ab – человеческий.

Любопытно, что существовали попытки в прото-Арахау фиксировать наречие посредством другого постфикса -*c: *uc – по-звериному. Сейчас прилагательное и наречие воспринимаются как глаголы состояния: «красивый» – «быть красивым», «он быстро пошел» – «он был быстрым, пошел».

 

Падежи как таковые в Арахау отсутствуют, поскольку отсутствует словоизменение. Падежные форманты принадлежности и превратительности присоединяются агглютинативно. Помимо них существует компактная формализованная парадигма локативов: k – вверх, на, kl – вниз, под, p – внутри, в, pl – из, v – к, vl – от, b – с, вместе, bl – без. Гораздо позже сюда добавились два локативных падежей: d – рядом, dl – далеко. Локативы, как правило,  могут ставиться в любой позиции слова, кроме начальной.

В современной версии Арахау локативы используются для образования центробежных и центростремительных версий глагола: esavl – отделал, отсоединил, esav – приделал, esabl – разъединил...

Вот пример библейского текста на древнем (первоначальном) Арахау:

*Rarz *usvahirbá – Самым первым было то, что дает язык (*ahirbá – облагозвученное *ahyrbá – «язык»). «В начале было слово».

*Ykusvahirbá *kesvle – И то, что дает язык, было от Бога (здесь *yk/*ky – служебная усилительная частица). «И слово было от Бога».

*Kýkese *usydvahirbá – И Бог был словом.

Из этого примера видно, что полисинтетизм проявлялся на первых порах очень осторожно.

 

Числительные в Арахау очень долго не могли оформиться. Первая попытка сводилась к простому схематизму. Числу присваивалась гласная в комбинации rV, rVn, rVhV: 1 *ra, 2 *ro, 3 *re, 4 *ri... 10 *ran, 11 *raha, 12 *roho, 100 *raz (этот нумератив сохранился в новой версии, как az), 1000 *raze? 1010 *razran...

Вторая попытка была более хитроумной. Строилась она на том же натурфилософском принципе:

 

0

*blus (то, чего не существует)
в современной версии Арахау plus

10

*urs (бытие; в новой версии Арахау обозначает 100)

1

*eid (атом, часть бесформенного)

12

*ursara

2

*ara (братья)

20

*arahurs

3

*ökr (гора, треугольник)

100

*eidurs

4

*erd (дом)

1000

*eicei

5

*gekr (звезда<пятерня неба)

миллион

*jar

6

r (жук, как намек на 6 лап)

миллиард

*jei

7

*lers (не делать>неделя, праздник)

1/2

*arka

8

*eerd, *lerseid (4х2, 7+1)

1/3

*örkökr

9

*ökr, *lersara (7+2)

1/4

*erked

 

Но самым продуктивным все же стало соотнесение чисел с частями человеческого тела: 1 arg (палец), 2 ha (двое), 3 harg (2+1), 4 haca (2x2), 5 ard (рука)...

 

Активный строй Арахау

Пожалуй, самой существенной новацией в Арахау стало вербальное расширение. Глаголы, как и положено языкам активной типологии, четко подразделяются на два класса - стативные и активные. Они различаются не только фонетически (активные глаголы маркируются формантом -s, а стативные сонорными -n- -m-), но и грамматически. Дело в том, что, как правило, стативные глаголы (типа ana «стоит», mama «бежит») не имеют категории времени и аспекта, да и вообще напоминают прилагательные (глаголы состояния или даже имя действия, поскольку слово «полет» хоть и существительное, но обозначает действие).

Что касается активных глаголов, то в этот разряд включаются т.н. аффекктивы (глаголы чувственного восприятия) и форманты модальности, используемые для уточнения глагола.

При необходимости в маркировке времени или вида стативов используют сложные конструкции глаголов: es-ana "делает остановку", j-es-ana "намерен сделать остановку, és-ana "возможно делает остановку". Очень редко маркеры времени и вида переходят на стативы: ána "возможно делает остановку".

Компенсируя невозможность в большинстве случаев передавать время и аспекты, стативы обладают системой градации жизненной силы: n - показатель градиента замедления (угасания),  m - ускорения. Это представлено в "цепочке": an-nan-ana-anan-nana (стареть-зевать-стоять-сидеть-спать); nana-am-mam-ama-amam-mama (молодеть-плыть-лететь-ехать-бежать). Стативные глаголы могут принимать негативные версии: nal - быть свободным, mal - быть невольным и т.д.

Более того, в стативных глаголах обнаруживается явление, напоминающее валентность. Это явление напоминает трансфиксацию (внутреннюю флексию) арабского языка, когда гласные вставляются между согласными корня. Например: amam - ехать, amum - человек едет на животном>ездок. В данном случае двухвалентный глагол "едет" представляется, как фрейм VmVm. А вот глагол mam (плыть) одновалентен, но и он может варьироваться в зависимости от именного класса:

mam - плыть (о человеке)
mim плыть (о дереве) сплав бревен по реке
mampü (mamesapü, uamampü) - человек плывет по реке (вплавь)
mamvü - человек плывет по реке (на чем-то)
mamvlü - человек плывет под водой
mamvlür (kmamvlü, azür) - водолаз

Еще одно специфическое явление демонстрируют стативные глаголы - это образовывать наложение коней. Например:

ama + uze = VmV + uze = uzme (полет + птица = полет птицы)
nanal + aza = naznal любовь бодрствует (не спит)
mamal - человек ползет
mumul - змея
nal + araz = ar-uaznal, где  aznal суть наложения aza + anal (поверженная любовь);  araz-nal (вольное братство)

 

Дативные конструкции в Арахау

Если местоимение крепится к именам. то оно становится притяжательным. Сравните:

tes - я делаю
ta - мой человек

Сказать "я - человек" можно только с использованием глагола-связки "есть" - tusa, либо при экспрессии лексики - tua! (я знаю!). Использование конфиксов  t...s (я...бебе, тебя), s...t (ты...мне, меня), s...k (ты...себе, себя), t...k (я...себе, себя). Причем конфикс t...s рекомендуется заменять t...t, дабы избезать путаницы:

tass  - я думаю о тебе (t-a-ss о вас)
tas - я думаю о нем (t-as-ø), t-a-s - я думаю о тебе
tast -
я думаю о тебе (однозначное толкование, не допускающее вариантов).

Обычно местоимения не склоняются по падежам, но иногда это бывает необходимо, опять-таки для выражения речевой окраски:

st... тебе, тобой

...tk себе, собой

ht... этому, этим

...kk<...gk свой

ts... мне, мной

...ts>...c тебе, тобой

tg... мой

...gs твой

sg... твой

...st мне

Из всех сочетаний чаще можно встретить аффективную конструкцию st... и ts... Например, stafri - тебе видется дерево; ictafr - дерево, которое ты видишь (ломанный пассив); при обычном написании этого высказывания safri - ты видишь дерево.

 

Примечание:

*Звездочкой обозначаются слова из старого варианта языка Арахау, чтобы отличать их от слов современной модификации 2007 года.

 


Смотреть все новости

 

Смотрите также:
Тайный Япык
Арахау
Дурлаа

Сунилинус

 

 

 

 

 

 Рейтинг@Mail.ru
Hosted by uCoz