На главную | Язык Арахау | Проза и стихи | Грамматология и графология | Прогнозы и гадание | Фото и графика | Новости сайта

 Денис Шульгатый

Человеколовка

Красное на сером

«Нижние из пещер подземных, недоступны глазу смертных, ибо чудеса их недостижимы и устрашающи. Проклята земля, где мертвые мысли оживают в новых причудливых воплощениях; порочен разум, пребывающий вне головы, его носящей. Великую мудрость изрек Ибн Шакабао, сказав: блаженна та могила, где нет колдуна; блажен тот город, чьи колдуны лежат во прахе. Ибо древнее поверье гласит, что душа проданная Диаволу, не спешит покидать пределы склепа, но питает и научает самого червя грызущего, пока сквозь тлен и разложение не пробьется новая чудовищная жизнь, и жалкие поедатели падали не наберутся хитроумия, чтобы вредить, и силы, чтобы губить. Огромные ходы тайно проделываются там, где хватило бы обычных пор земных, и рожденные ползать учатся ходить.»

Говард Филлипс Лавкрафт. «Праздник»

Маленькие лапки торопливо перебирают по шершавому полу, острые коготки, скребущие холодный цемент. Серые тени, мелькающие в огромном лабиринте в который сплелись старые катакомбы, шахты, канализационные туннели и потайные норы. Красные глаза поблескивают во мраке, чувствительные ноздри беспокойно шевелятся, улавливая манящие запахи. Острые зубы ощерены в голодном оскале, клыки готовы впиться во что угодно- будь то полусгнивший плод извлеченный из под груды отбросов или теплая, трепещущая плоть еще живого существа. Великий Голод уничтожит различия между тем и другим,- главное терзать и пожирать, в тщетной надежде хоть ненадолго  заглушить ноющую пустоту в желудке. Но и приглушив ее, тут же чувствуешь новую жажду - терзания похоти, стремление дорваться до упругого тела самки. Впиться зубами в шерстистый загривок, расцарапать бока острыми когтями, заставить покорную партнершу зайтись в истошном крике боли и наслаждения.

Это Подземье. Мир грязи и крови, насилия и похоти. Параллельная Вселенная,  в которой с беспощадной откровенностью обнажается скрытая суть человечества.

 

Лена Случевская быстро шла по узкой извилистой улочке, то и дело нервно оглядываясь назад. Она уже жалела, что так опрометчиво выскочила из машины в этом незнакомом для нее районе. Они с другом возвращались с вечеринки, причем Лена была уже изрядно навеселе, настолько, что Лена прямо на светофоре  выскочила  из машины и умчалась в ночь, выкрикнув напоследок мужу все, что она о нем думает. Почти пробежав несколько кварталов Лена немного поостыла и неожиданно поняла, что совершенно не знает как вернуться обратно. Вдобавок девушка обнаружила, что у нее полностью разрядилась батарея на мобильнике, так что у нее даже не было возможности позвонить своему любовнику,  чтобы он забрал ее отсюда.

На всей улице было лишь четыре фонаря, из которых слабо горел только один, да и то где-то вдалеке, там, где гудели машины и где она могла чувствовать себя в безопасности. Но туда надо было еще дойти, а вся улица, куда Лена так опрометчиво свернула, казалась ей бесконечной. Хотя слева от нее  и стояли невысокие одноэтажные домишки в окнах, которых тускло, мерцал свет, спокойнее от этого девушка себя не чувствовала. Покосившиеся приземистые строения,  почти скрытые за раскидистыми деревьями и извивающимися лозами винограда, черные пасти узеньких проулков, разделявших грязные кварталы. Не лучше выглядела и правая сторона улицы - вдоль нее возвышалась темная громада какого-то давно заброшенного завода. Огромные ржавые ворота были распахнуты настежь и были видны темные корпуса с выбитыми окнами. Стены из обветренного кирпича были покрыты вьющимися растениями.

Каблуки модных туфель Лены звонко цокали по разбитому асфальту. Каждый звук заставлял ее пугливо ежиться и ускорять шаг, от чего звук от каблуков казался ей просто оглушительным.

Для потенциальных насильников Лена  и впрямь представляла лакомый кусочек. Девушка обладала роскошными золотистыми волосами, спадающими до середины спины, голубыми глазами и очень симпатичным личиком с капризно оттопыренной нижней губкой. Подстать этому была и точеная фигурка , которую выгодно подчеркивал наряд девушки:  короткая юбка открывала длинные стройные ноги, а сильно декольтированная блузка лишь наполовину скрывала полные груди.

Лена была настолько похожа на жертву, что неизбежно должна была стать ею. Когда ей оставалось пройти лишь один квартал до казавшейся ей безопасной улицы, из ближайшего проулка вдруг вынырнуло трое парней. Вид у них был классически-уголовным- бритые затылки, кожаный куртки, наглые ухмыляющиеся физиономии. От всех трех сильно разило спиртным.

Сворачивать было некуда, поэтому Лена ускорила шаги стараясь как можно ниже натягивать края юбочки, слегка досадуя, что одета так откровенно. Парни вроде бы не обращали на нее внимания, но когда поравнялась с ними, крайний вдруг резко метнулся ко мне. Лена ойкнула от испуга и поневоле остановилась, чувствуя как бешено колотится у нее в груди сердце.

-Какая соска без мамы ходит! – дурашливо протянул парень- девушка, вас проводить?
Лена молча постаралась пройти мимо, но не смогла - парень конкретно загораживал ей дорогу, а один из его дружков уже зашёл к ней за спину и схватить девушку за волосы. Лена вскрикнула, он развернул ее лицом к себе. Он оказался высоким кавказцем с перебитым носом. На Лену дохнуло стойким запахом перегара.

- Стой коза, когда с тобой разговаривают! -  рявкнул он, подкрепив свои слова сильно дернул девушку за волосы.  Лена вскрикнула от резкой боли. В то же самое время парень который заговорил первым, ухватил ее за  грудь.
- Пожалуйста, не надо… - дрожащим голосом вымолвила Лена.

-Молчи, проблядь. Нечего шляться в таком прикиде, если хочешь, чтобы тебя не тронули. Будешь слушаться, и ничего плохого тебе не сделают. Тащи ее ребята.

 

Двое его подельников крепко стиснули локти Лены и поволокли ее в сторону распахнутых ворот завода. От страха на Лену напал какой-то ступор - она не  сопротивлялась, не пыталась вырваться. Она хотела крикнуть, но схвативший ее кавказец достал из кармана бабочку и демонстративно раскрыл и закрыл ее на глазах у Лены. Больше Лена не пыталась кричать, тем более, что на улице все равно никого не было. Кто-то из подонков уже  запустил руку между ног девушки и елозил там, пытаясь залезть под трусики. От страха и унижения Лена тихо поскуливала.

За воротами завода открылся обширный двор по которому парни протащили Лену,к дверям какого-то цеха. Там стояли какие-то проржавевшие станки, повсюду валялись пустые коробки, банки, бутылки и прочий мусор. Протащив свою жертву через насколько помещений они остановились в каком-то из цехов, заставленном какими-то железяками.

Парни без лишних слов приступили к делу. Тяжело дыша и мешая друг другу они щупали, тискали, мяли, лапали Лену повсюду, оттягивали за волосы голову назад и вверх, лезли целоваться. Кавказец сорвал с нее блузку, по полу дробью поскакали пуговицы. Остальные двое принялись стаскивать юбку.

Неожиданно откуда-то послышался какой-то звук- словно металл ударил о металл, причем довольно громко. Насильники даже отвлеклись от своего занятия, став настороженно оглядываться по сторонам.

-Ты же говорил, что здесь никого нет, Арсен- обеспокоено обратился к кавказцу один из его дружков.

-Здесь и нет никого - огрызнулся смуглый Арсен,- может собака или кошка лазит.

-Собаки так не шумят, - озабоченно сказал второй парень - все-таки пойду проверю,- Он отпустил Лену разворачиваясь к входу. Остальные парни тоже ослабили хватку. Воспользовавшись этим Лена рванулась из рук насильников и высвободившись, с криками побежала вон из цеха.

-Держи ее ребята! - забыв обо всем, крикнул Арсен.

Лена  бежала по огромному заводу, который казался бесконечным. Кричать она скоро перестала, поскольку помощи ждать было неоткуда, а крик мог выдать ее преследователям. Девушка петляла по многочисленным коридорам и лестницам, надеясь оторваться от преследователей, крики и угрозы которых она слышала за собой. В туфлях бегать было невозможно, и поэтому, приостановившись, она присела, чтобы их снять. Однако босые ступни Лены оказались слишком нежными для грубого бетонного пола, усыпанного цементной крошкой и осколками стекла. Уже через двадцать минут безумного бега  Лена почувствовала, что задыхается – большой выносливостью она никогда не могла похвастаться. Тяжело дыша, подобно загнанному зверю, девушка остановилась, затравленно озираясь по сторонам. За дверью уже слышались крики преследователей, в самых детальных подробностях расписывавших, что они сделают с беглянкой, когда она вновь попадется им в руки.

Вдруг Лена увидела в самом дальнем конце маленькую дверку, почти незаметную в окружающем ее полумраке. Она подбежала туда и увидела железные ступени, спускающиеся куда-то в темноту. Времени на раздумья не было- она быстро заскочила туда и прикрыла за собой дверь оставив только маленькую щелку. Чрез нее она наблюдала за тем, что происходит снаружи, пыталась заставить себя дышать как можно тише.

Молодые мерзавцы ворвались в комнату и стали оглядываться по сторонам

-Где эта шалава?- раздраженно сказал Арсен, оглядываясь по сторонам. Дверку он судя по всему не заметил, что было немудрено- лунный свет проникал только через окна с выбитыми стеклами да сквозь прорехи в провалившейся крыше.

-Может, наверх побежала,- предположил второй.

-Пойдем, посмотрим,- буркнул кавказец и все трое вышли из цеха. Лена облегченно вздохнула и расслаблено опустилась прямо на пол- от пережитого волнения ноги ее уже не держали. Все тело била крупная дрожь.

И тут, что-то, вернее кто-то крепко обхватил её за плечи и резко повалил на пол. Позабыв об угрожающей ей опасности Лена хотела закричать, но чья-то узкая ладонь сильно зажала ей рот. Ее лицо опалило чье-то горячее дыхание и Лена с ужасом увидела пред собой две светящиеся зеленоватые точки. Лена издала сдавленный писк и, обмякнув, потеряла сознание.

 

Очнувшись Лена чувствовала, что ее тащат куда-то вниз по длинным и узким коридорам, о стены которых она то и дело ударялась различными частями тела. Девушка пыталась сопротивляться, но её держали очень крепко и она поняла что это бесполезно. Её несли как пойманное животное! Судя по узости коридоров и какой-то особой сырости воздуха она была уже глубоко под землей.

Своего похитителя она по-прежнему не видела, но чувствовала, что это не один из напавших на нее мужчин. Руки державшие Лену были тонкими, также как и пальцы, с острыми ноготками, больно впившиеся в Ленину плоть. Но что приводило ее в особый ужас - там, где ее кожа соприкасалась с кожей подземного жителя, она  чувствовала, что все его тело покрыто короткой бархатистой шерсткой.

Когда до сознания Лены в полной степени дошел этот факт, она вновь погрузилась в глубокий обморок.

 

Девушка очнулась лежащей в липкой черной грязи. Вокруг нее была темнота, казавшаяся кромешной, однако вскоре Лена обнаружила, что постепенно различает окружающую ее действительность. Она привстала на руках и тут же охнула от боли- все ее тело было покрыто синяками и ссадинами после путешествия по неведомым подземельям. Как ни странно, былого ужаса уже не было - после всех происшествий сегодняшнего дня ее чувство опасности притупилось. Она лежала на полу посреди большой пещеры. В самых дальних ее концах виднелись темные дыры каких-то туннелей. Из стен пещеры выходили корни огромных деревьев. Возле одного из подземных проходов Лена с удивлением увидела рассыпающихся трухлявый брус, явно сделанный некогда руками человека. Чуть подальше смутно белела груда каких-то округлых предметов. От них исходил пульсирующий белесый свет. Благодаря  ему Лена могла видеть все, что находится в пещере. В воздухе стоял стойкий запах гнили и разложения, от чего девушка с трудом сдерживала рвоту.

Лена вспомнила, как, недавно пролистывая одну из местных газет она случайно наткнулась на статью одного из местных краеведов о от нечего делать прочла ее. Там говорилось, что их город, когда еще был пограничной крепостью, обладал развитой системой подземных туннелей. В случае набегов неприятеля горожане по этим ходам могли уходить в более безопасные места - в крепость или в войсковую церковь. Со временем город разросся, граница отодвинулась далеко на юг и надобность и в переходах отпала. Подземные туннели засыпали и мало-помалу о них забыли. Тем не менее, автор, уверял, что некоторые из подземных переходов еще могли сохраниться - надо только как следует поискать.

Что же Лена, похоже, нашла, только совсем была не рада этому факту. Осознав наконец, где она оказалась она почувствовала, как на неё вновь накатывает ужас вплоть до умопомешательства . Самым страшным было осознание полной безнадежности своего положения- она решительно не представляла где она и как отсюда выбраться. Сейчас она была бы рада даже тем подонкам, которые ее чуть не изнасиловали.

Краем глаза она вдруг уловила какое-то движение слева от себя. Издав истошный визг она прянула в сторону одного из туннелей, но споткнулась о какой- камень и упала на землю. За ее спиной послышались легкие шаги и она поняла, что обитель подземелий оказался совсем рядом. Она обернулась и с видом полной покорности судьбе приготовилась принять неизбежное.

Однако существо оказавшееся рядом с ней оказалось настолько необычным, что Лена даже забыла о своем страхе, открыв рот от изумления. Такого она точно не ожидала увидеть.

Больше всего это существо походило на обычную обнаженную девушку лет семнадцати. Она была стройной, причем настолько, что Лена выглядела на ее фоне пышечкой. В то же время девушка вовсе не выглядела тощей - маленькие твердые груди напоминали налитые яблоки,  алыми ягодки сосков  задорно были задраны кверху. Ноги казались неестественно длинными, тем более, что как успела заметить Лена при ходьбе подземная жительница опиралась не на всю ступню, а лишь на носки. Но, похоже, такое передвижение нисколько не мешало Лениной похитительнице - она передвигалась с граций и уверенностью, перед которой бы спасовали прирожденные балерины.

И все же, несмотря на все это Лена едва бы могла назвать свою новую знакомую человеком. Ее обнаженное тело равномерно покрывала короткая шерстка - нежно-серого цвета. Под шерстью перекатывались сильные мускулы. Нельзя сказать, что это ее портило рано, как и полукруглые уши, выглядывающие из-под копны густых серебристых волос. Запястья были слишком тонкими для человеческих, а пальцы заканчивались заостренными, слегка изогнутыми коготками. Такими же, только еще более массивными когтями заканчивались и пальцы ног девушки. Когда непонятное существо немного повернулось, Лена увидела длинный хвост, спускающийся с крепких округлых ягодиц.

Еще более необычным было лицо подземной девушки - столь привлекательное, сколь и нечеловеческое. Оно было узким, подбородок заостренным, нос маленьким и вздернутым. Ноздри находились в беспрестанном движении, словно подземная жительница беспрестанно к чему-то принюхивалась. В целом девушка напомнила Лене Гаечку – мышку из любимого ею в детстве диснеевского мультсериала. Однако глаза Девушки-Крыски( так про себя назвала Лена неведомую похитительницу) делали ее совсем непохожей на забавного зверька из детских мультиков. Миндалевидные зеленые зрачки рассматривали девушку с земли с каким-то непонятным выражением, от которого у Лены бежали мурашки по коже.

Жительнице подземелий первой наскучило молчание. Она издала какой-то непонятный звук, больше похожий на мышиный писк и махнула рукой, что Лена истолковала как приглашение подняться. Девушка послушалась, продолжая настороженно глядеть на свою пленительницу. Девушка-Крыска подошла еще ближе, так что ее лицо почти вплотную приблизилось к Лениному. Ноздри подземной жительницы возбужденно раздувались.

-Ты чего?- испуганно спросила Лена, пятясь к стенке.- Ты это… Отвяжись…

Лена  вдруг осознала, что стоит перед своей похитительницей полуголой- лифчик она потеряла пока ее тащили по туннелям, блузку с нее сорвали еще раньше, а юбка была сильно изорвана. Именно на ее обнаженное тело и смотрела эта странная обитательница неведомых подземелий. Девушка-Крыска протянула руку и потрогала груди Лены. Та попробовала было отстраниться, но тут же осеклась, заметив как недобро сузились зеленые глаза. Тонкие красные губы разжались, обнажив маленькие, но очень острые зубы. Лене вдруг очень хорошо представила, как эти зубы и когти начнут рвать ее нежную плоть. Поэтому она предпочла не сопротивляться и покорно предоставить Девушке-Крыске ощупывать ее тело.

Как видно Лене сегодня суждено было изнасилованной. Тонкие пальчики бесцеремонно проникли под трусики и теперь шуровали у нее между ног. Лена вздрагивала когда ее половых губок касались острые коготки, но к счастью пока ее ей ничего не повредили. Как не странно, но девушку возбуждали эти нескромные прикосновения. Зубки Девушки-Крыски начали покусывать шею Лены, постепенно спускаясь все ниже. Девушка-Крыска лобзала полные груди Лены, кусая и теребя ее соски, так что Лена  в какой-то момент даже испугалась, что их просто отгрызут. От «Гаечки», исходил острый запах сырой земли и мокрой шерсти, что непонятным образом тоже заводило Лену.

Между ног Лены уже горел пожар, из нее текло как из ведра, в то время как маленькие пальчики продолжали настойчиво возбуждать ее. Юбка и трусики были давно сорваны за ненадобностью, однако Лена даже не заметила этого. Ласки Девушки-Крыски были грубоватыми, но в то же время необычайно приятными. Звериная похоть, поднявшаяся откуда-то из глубин ее существа, властной волной захлестнула Лену. Цивилизация, культура, образование, светская жизнь, - все это слетело с девушки как застарелая шелуха. Как будто разом исчезли все бесчисленные поколения предков отделявших Лену даже не от первой обезьяны – от тех маленьких зверьков, что миллионы лет назад копошились под ногами гигантских ящеров. Лена чувствовала себя похотливой самкой, которой овладел более сильный партнер. Она находила какое-то извращенное удовольствие в том, чтобы сношаться в грязи со звероподобным существом, бывшим к тому же одного с ней пола.

Волна наслаждения накатывала на Лену одна за другой, ее тело извивалось в сладких конвульсиях. Она уже испытала два оргазма, когда Девушка-Крыска внезапно сменила тактику. Как оказалось в ней, достаточно было и от человека, чтобы не сводить секс к животной случке. Она резко отстранилась от Лены, оставив ее стоять голой посреди пещеры. Не успела она расстроиться, как рука Девушки-Крыски ухватила ее за волосы и резко дернула вниз. Подкашивающиеся ноги Елены тут же предали ее. Она рухнула на колени прямо в грязь и нечистоты покрывавших пол пещеры. Почти сразу же она почувствовала острые когти, пропахавшие у нее на спине кровавые борозды. Почти сразу же она увидела перед своими глазами вторую ступню своей странной любовницы. Требовательно поднесенная к самим губам она не оставила сомнений перед тем, что ей нужно сделать. Однако Лене уже было все равно - она с упоением принялась целовать когти  и бархатную шерстку. И это ей тоже не было противно – совсем наоборот. Вся эта лесбийская садо-зоофилия пробуждала в Лене самые глубинные и темные инстинкты, она жаждала погрузиться в эту нечеловеческую стихию, чтобы раствориться в ней без остатка. Никогда, никто из мужчин не доставлял ей и десятой доли того удовольствия, которое она испытывала, сейчас валяясь в грязи в ногах хвостатой бестии.

Убрав ногу со спины Лены, Девушка-Крыска вновь ухватила ее за волосы и начала тянуть ее кверху. Лена сразу поняла, что от нее требуется. Поднимаясь все выше, она проворно  запустила свой язык в распаленное влагалище, истекающее сильно пахнущим мускусным соком.  Ранее Лена  никогда не занималась любовью с женщиной,  но сейчас это у нее неплохо получалось. Она лизала  Девушку-Крыску, обследуя языком каждую складочку и с удовольствием посасывая крупный клитор,  Ее странная любовница, держа ладонями затылок девушки и закрыв глаза, оглашала комнату громким попискиванием. Это еще больше завело Лену – она быстро сунула руку себе между ног, начав мастурбировать. Это стало последней каплей - почти сразу же она стала кончать. Бессильно она отвалилась на спину, ловя ртом воздух и сотрясаясь в сладких конвульсиях. Девушка-Крыска встала над ней, широко расставив ноги и совершая круговые движения бедрами. Пахнущая мускусом жидкость из ее промежности разлеталась во все стороны, обильно забрызгивая все тело Лены. Та смутно поняла, что «Гаечка» метит свою любовницу, как метят животные территорию. Эта мысль еще больше возбудила Лену, так что она вновь одной рукой сильно натирая истерзанный уже до боли клитор, другой нещадно теребила вновь окаменевшие соски. Лена ничего не могла ничего с собой поделать: пережитое унижение и запредельный секс сделали свое дело. Через несколько минут из темной комнаты раздался уже привычный стон кончающей самки, уже в третий раз от избытка чувств теряющей сознание.

Когда Лена очнулась, рядом уже никого не было. Пошатываясь девушка поднялась на ноги. Все ее тело было залито зловонной жидкостью и перепачкано грязью, роскошные светлые волосы тоже были все в нечистотах.

Неожиданно Лена услышала, звук который никак не ожидала услышать здесь –  негромкое журчание воды. Этот шум доносился из одного из дальних туннелей. Пройдя на звук, для чего Лене пришлось согнуться чуть ли не вдвое, она неожиданно обнаружила поток с черной водой пересекавший туннель. Лена наклонилась и понюхала воду, на случай, если она наткнулась на какой-то канализационный сток. Однако запаха не было и Лена зажмурившись, шагнула вперед. Ледяная вода просто обожгла ее ноги. Ежась от холода Лена, стала брызгать на себя и ожесточенно тереть свое тело, смывая с себя грязь и зловонную жидкость. Отмывалась она долго, вся сосредоточившись на этом занятии. Она до боли терла себе жестким песком, старясь смыть всякое напоминание о том, что ее тела касалась странное подземное существо. Она понимала, что то, что произошло с ней за последние пару часов невозможно и противоестественно, что ее сейчас цинично изнасиловали. Однако и сейчас при мысли о прикосновениях Девушки-Крыски Лена чустовала, как снова начинает возбуждаться. Это постыдное чувство она и пыталась заглушить холодной водой.

Она уже собиралась выходить, когда откуда-то из глубины туннеля  послышался странный звук. Лена присела, пытаясь увидеть что-то впереди, но здесь чувствовались только слабые отблески непонятного свечения, освещавшего пещеру Девушки-Крыски. Поэтому она могла видеть лишь на небольшом расстоянии, да и то лишь смутные очертания. Звук раздался ближе - он напоминал какое-то причмокивание. Лене показалось, что во мраке что-то зашевелилось. Панический ужас охватил ее и она ринулась вон из туннеля.

Влетая в пещеру, она споткнулась о большой белый предмет, вывалившийся из груды возле входа в туннель. Что-то необычное в его очертаниях заставило Лену приглядеться повнимательнее. Сперва ей показалось, что это большой белый камень, но почти сразу же Лена осознала свою ошибку.

На нее пустыми глазницами смотрел ухмыляющийся человеческий череп.

Помертвев от ужаса Лена рассматривала высившуюся пред ней груду черепов, позвонков и других костей. Некоторые из этих останков могли принадлежать животным, но большинство, без всякого сомнения, были человеческими. Иные кости были расщеплены, а то и раздроблены на части. Даже Лена, никогда не интересовавшаяся обычаями каннибалов сразу поняла – для чего. Иные из костей были старыми и трухлявыми, зато другие белыми, крепкими с остатками хрящей и кожи. На некоторых из них были видны отпечатки зубов.

Девушка в ужасе помотала головой, отгоняя от себя страшную мысль. Однако жуткая правда была очевидной – пред Леной лежали остатки трапезы ее сегодняшней любовницы.

Один из черепов вдруг зашевелился и из черной глазницы выполз огромный червь, толщиной в два Лениных пальца. Сегментарное тело равномерно сокращалось, сквозь полупрозрачную кожицу были видны внутренние органы. От него исходило белесое свечение. Лена  с содроганием заметила, что вся куча костей просто кишит светящимися червями. Именно их фосфоресцирующие тела и давали скудный источник света логову «Гаечки». Возможно, она специально оставляла их здесь, чтобы приманивать этих тварей. Лена обратила внимание и на то, что черепа были не свалены кое-как, а образовывали своеобразную пирамиду.
Позади Лены послышался шорох. Резко обернувшись она увидела за своей спиной ухмыляющуюся Девушку-Крыску. В свей руке она держала что-то белое и заостренное. Когда подземная обитательница подошла поближе Лена увидела что это человеческая кость обломанная и заточенная с одной стороны. Выражение глаз Девушки-Крыски не оставляло никаких сомнений в ее дальнейших намерениях.

Лена хотела бежать, но ее неожиданно охватила апатия и безразличие ко всему. Светящиеся изумрудным светом глаза Девушки-Крыски, словно гипнотизировали девушку. Девушка-Крыска подошла так близко, что на Лену пахнуло ее острым звериным запахом. Неожиданно Лена почувствовала, что вновь начинает возбуждаться. Она уже свыклась с мыслью, что она вряд ли когда-нибудь поднимется на землю. Прошлая жизнь казалась чем-то нереальным, она теперь окончательно превратилось в бессловесное животное созданное для удовлетворения прихотей Девушки-Крыски. А что может быть естественней для участи домашнего скота , чем нож мясника?

Она даже не сопротивлялась когда тонкая, но сильная рука ухватила ее за волосы и пригнула вниз. Лена, подчиняясь, покорно опустилась на колени,  в то время как Девушка-Крыска вновь уткнула ее лицом в свою промежность. Запах и вкус выделений подземной бестии действовал на Лену, словно феромон. Забыв обо всем и содрогаясь от похоти, она вновь исступленно вылизывала Девушку-Крыску, стараясь не пропустить ни одной капли мускусного нектара.

Обезумев от возбуждения  Лена даже не почувствовала как костяное лезвие касается ее горла.  Медленно, словно лаская свою возлюбленную, Девушка-Крыска перерезала горло жертве. Струя крови оросила пол и ноги подземной обитательницы. Лена билась в предсмертных конвульсиях, а ее убийца, крепко зажав ее лицо своими ногами, визжала от наслаждения, которое доставляла своими последними судорогами трепещущее тело. Одновременно она продолжала  пилить костяным ножом шею Лены.

Последние судорожные содрогания довели Девушку-Крыску до оргазма, в то время как обезглавленное тело глухо шлепнулось на пол. Девушка-Крыска  слегка раздвинула ноги и в грязь свалилась и отрезанная голова Лены.

Подняв голову нечастной девушки за длинные золотистые волосы, ее убийца отнесла ее к пирамиде из черепов. Там в небольшом углублении в земляной стене уже покоились еще три недавно отрезанные головы. Если бы Лена была жива, она бы без труда опознала в них головы Арсена и двух его дружков. Для них сегодняшняя ночь тоже окончилась неудачно - они все-таки нашли дверку в подвал, где заметили брошенные туфли Лены. В подземельях Девушка-Крыска отловила их по одному. В смерти неудачливых насильников и их жертву объединила общая участь- стать пищей для светящихся червей. Те уже ползли из кучи костей, чтобы насладиться свежатинкой.

Девушка-Крыска тоже поспешила к валяющемуся в кровавой грязи обезглавленному телу. Присев на корточки сексапильная хищница какое-то время обнюхивала еще теплый труп, а потом впилась острыми зубами в податливую плоть. Зажмурившись от удовольствия, она вырывала кусочки мяса и тут же проглатывала их.

 

Это Подземье - мир, который находится совсем рядом с людьми и о котором человечество знает так мало. В вечном мраке крадутся смутные тени, ожившие чудовища из самых сокровенных и жутких преданий человечества. Оно еще помнит легенды о людях, которые превращаются в животных, но все забыли, что самый страшный оборотень- зверь, превращающийся в человека. В кромешной Тьме таятся вечные враги людей, терпеливо ожидающие того часа, когда они смогут подняться из своих подземных убежищ и насытиться сладкой плотью поверженного человечества.

 

Рейтинг@Mail.ru

  Rambler's Top100

 

Hosted by uCoz